Литературное КафеArmenianHouse.org
Литературное Кафе на армянском языкеЛитературное Кафе на английском языке

Сара Маркарян

СТИХИ, 2002


1. Я с тобой не прощаюсь...
2. Иных миров иные истины...
3. Отложу одиночество в сторону...
4. Ты становишься голосом...
5. И ничего не хочет боле...
6. Умирал старый волк...
7. Я одна в этом городе...
8. Пусть голова в пол-оборота...
9. Ты пришел в эту жизнь...
10. Ты не жди ее, весну...
11. Минута течет, как текут в небеса чьи-то слезы...
12. Когда опаздывает дождь...
13. Она моет посуду в пустом ресторане...
14. Грусть Ангела
15. Христос воскрес! Под теплым дуновеньем ветра...
16. Одной твоей усталостью живу...
17. Где наши аллеи, где наши ромашки...
18. Потерялась во времени нить...
19. Зайди, отдышись, отсидись...
20. Я рисую листопад...
21. Старый Город
22. Я каждой капелькой дождя...
23. В этом маленьком городе...
24. Да неужели ты не видишь...


1.

Я с тобой не прощаюсь,
Лишь в тебя превращаюсь на миг,
Узнаю и дыханье, и запах,
И их забираю.

Я в безумство твоё превращаюсь,
И только беспомощный крик
Я без боли и страха
Тебе оставляю.

Я - и больше, похоже, не я.
Ни враги, ни друзья, ни подруги
Не узнают, куда залетела
И чьим оказалась укором.

Пусть распалась семья
И устали не крылья, а руки.
Только воют метели
Под крашеным старым забором.

 

2.

Иных миров иные истины,
Глава к главе - порою верится.
До искупленья будем чистыми,
Покуда молится - то не болеется.

Искать творенья в мире творчества,
Изведать каждую прогалину.
Пусть жизнь в толпе, но в одиночестве,
Души порывов страсти тайные.

Нести покорно муки бремени
И не оглядываться в вечность.
Ведь нету запаха у времени,
И все уходят в бесконечность.

 

3.

Отложу одиночество в сторону,
Скину с плеч, как пальто обветшалое.
Разделились с тобою мы поровну
На фигуры и лица усталые.

Не брели по тропе недоверия,
Не искали того, что не сбудется.
Я, как осень, взлечу каруселями,
Ты, как осень, возьмёшь и простудишься.

Мне уже не тревожно за старое,
Ты его сохранишь очень бережно.
Пусть тебя ни на что променяла я,
Мне по-прежнему светит надежда.

Я уйду, как уходят послушные,
Что смирились с простой неизбежностью.
Ты, шагов моих поступь дослушав,
Отгони-ка незванную нежность.

И не стой у окна - бесполезное!
Не спасут ни печаль, ни сомнения.
Я, как горное эхо, исчезну,
Расколовшись о камни - мгновения.

 

4.

Ты становишься голосом
И я живу тобой.
Ты - тот запах, который стал
неотделимой частью моей кожи,
который впитался в каждую клетку.

Ты - подобие цветка, что стоит
в вазе у моего окна
и согревается от лучей солнца,
которое - ты.

Ты - неосознанная часть моего бытия,
Ты - беспощадность моего одиночества.
Я дышу тобой,
как воздухом, наполняющим каждый миг.

Ты - разногласие двух имен,
Несогласованность существующего с вымышленным,
И я не расстанусь
С одним лишь упоминанием о тебе.

Я просто разложусь на части
и стану веянием ветра,
чтоб хоть одним из своих дуновений
соприкоснуться с тобой.

5.

…Дом бедняка -
как детская рука…
Р. М. Рильке “Часослов”

И ничего не хочет боле -
Одной лишь воли
Большой глоток.
Своей простой и скромной доли
Хоть на часок.
В метель и вьюгу - керосина
И хлеба край.
А после смерти - радость Сына
И вечный рай.

 

6.

Умирал старый волк -
Накопились болезни,
Очень трудно под старость
Тяжелое бремя нести.

Он держался как мог,
Только силы исчезли,
И нежданная слабость
Захотела его навестить.

Больно села на плечи,
Сдавила виски,
И глаза, что всегда так зорки,
Накопила слезами.

Тихий сумрачный вечер,
Волчица поет от тоски,
А у волка мечты далеки,
Где-то там, за лесами.

В сером трауре стая,
Волчата поникли и спят,
Даже лес шелестит
Поминальные ритмы ветвями.

Только волк вспоминает
Себя десять весен назад,
И последняя капля блестит,
Исчезая в невидимой ране.

 

7.

Я одна в этом городе,
В этом маленьком городе,
И брожу не по улицам,
А по чьим-то мечтам.
Мне не надо ни скорости,
Ни машин и ни проводов,
Без зонта и без спутника
Я пройдусь по мостам.

Я спущусь, как по лестнице,
С крыши низкой и старенькой,
Пробегусь по прогалинам,
Отосплюсь на траве.
Ни туристка, ни местная,
Я пришла в город маленький,
Не ищу в нем приданого
И не прячусь в листве.

Я одна в этом городе,
Утром, днем или в сумерки,
Мне одною пока веселей,
Может, будет иначе потом.
Я ловлю свою молодость,
Как курильщик - чужие окурки,
И, найдя, возвращаюсь с ней
В свой игрушечный дом.

 

8.

Пусть голова в пол-оборота,
Все то же сердце, тот же стук.
Тоскую - значит жду кого-то,
Шагов, иль тени чьих-то рук.

Пусть па умеренного танца -
Все та же страсть блестит в глазах,
И так же нервно ищут пальцы
Чужую нежность в волосах.

Тоска - дорога без причалов,
Сухой хлебец без молока,
Безвременный конец начала,
Одна ненужная строка.

Тоски порывы - крылья ветра,
Несутся, рваные, как смерч.
Порвутся старые билеты,
Их от дождя не уберечь.

Истратится последний шорох,
В кармане пусто - нету слов.
Одежды мягкий старый ворох
И легкий аромат духов.

Никто не ждет, никто не знает
О датах, числах и годах.
При встрече - голова седая,
Улыбку спрячет борода.

Пусть неожиданная встреча
В душе оставит теплый след.
Разлуку время не излечит,
Но без нее ведь встречи нет.

 

9.

Ты пришел в эту жизнь
И уйдешь налегке,
Ты с людьми, словно птица,
Не можешь общаться.
Только я ухожу,
Не хочу оказаться
Лишь одною страницей
В твоем дневнике.

 

10.

Ты не жди ее, весну,
Как желанное мгновенье,
Мысль свою, как дуновенье,
Просто отошли ко сну.

Ты не в праве утверждать,
Что душа душе не вторит -
Будь то в радости иль в горе -
Нужно только подождать.

Пусть последний шлет февраль
Снег на душу - тот расстает,
Тоньше на страницу станет
Твой настенный календарь.

 

11.

Минута течет, как текут в небеса чьи-то слезы;
превращается в час, и сникает, становится болью.
Кто-то падает в море, и тонет, безгрешен и свят;
кто-то корчится в муках, и исповедь горько обжигает язык: нет спасенья.
Минута уже - не мгновенье, а вечность.
Вместо горя - пустынные очи, нет взглядa- две дыры.
За ними - темно, в них не отражается свет, в них - страх потери времени.

 

12.

Когда опаздывает дождь,
Я не жду твоего приглашения,
Я просто прихожу сама.

Ты снимаешь рубашку
И прислоняешься к стене:
Через несколько минут
Твое тело превращается в бумагу,
На которой я оставляю свою роспись.

Ты не смываешь с себя непонятный почерк
Ты вообще ничего не делаешь,
Остаешься прислоненной к стене
Неоформленной мыслью.

Я же собираюсь уходить…
Я уже написала свой стих,
Он останется жить до тех пор, пока…
Пока дождь не смоет синие чернила
С твоей загоревшей кожи…

Почему опаздывает дождь?

 

13.

Она моет посуду в пустом ресторане,
На кухне одна, без идей и без грез,
И три капли вина недопитых в стакане
Так похожи на капли невидимых слез.

А на улице снег дополняет картину,
Непривычен в апреле, в бутонах цветов.
Где-то слякоть, и в пробках застряли машины;
Где-то - теплый обед, дым и запах духов.

Кто-то громко смеется и ждет незнакомых,
Выбирает вино: чем старей, тем ценней.
И уходят чужие в свои небосклоны,
А свои остаются в тарелке своей.

Доработает день, и домоет посуду,
И успеет придумать красивую ложь.
Выйдет робко на улицу из ниоткуда,
Не заметив, как снег превращается в дождь.

14. Грусть Ангела

Он не жил на земле,
Он летал в небесах,
И его два крыла
Поднимали к светилу…

Он и вправду не жил на земле…
Облака окружали его день и ночь.
Он летал, и не думал, зачем ему крылья,
Он у Бога ответа искал на другой
Совершенно вопрос.

На земле он когда-то гостил
Чьей-то тенью, хранителем
Люди тогда называли его.
Он невидимым был,
Не имел ни врагов, ни друзей.
Только миссией важной своей
Был наполнен весь день.

Ночь - мучительней дня,
Ночь без сна, так как сна
Он не знал. Он не ел и не пил,
Не смеялся и не говорил.
Лишь порою глаза
Становились грустней и грустней
Лишь от мысли одной,
Что не будет конца.

Бестелесье останется прежним,
Ни любви, ни надежды,
Ни ласки людской,
Только вечный покой.

Он не требовал много от Бога.
Лишь на миг обрести
Так хотелось ему
Человеческий разум и сердце,
Чтоб заснуть и увидеть
Реальные сны,
Чтоб узнать, как страдают, смеются и плачут,
Когда влюблены.

Только в просьбе своей
Получил он отказ.
На земле нету места
Для крыльев.

 

15.

Христос воскрес!
Под теплым дуновеньем ветра
Цветет и дышит свежестью природа.

Христос воскрес!
И птицы трелью флейты и свирели
Как каплями дождя, питают воздух.

Христос воскрес!
Одно упоминанье имени Его
В душе рождает блажь успокоенья.

Христос воскрес!
Один во всей вселенной,
Для человечества земли -

Воистину воскрес!

 

16.

Одной твоей усталостью живу,
Дневными снами, бденьями ночными.
И эту жизнь свою ненаяву
Я берегу от гнева и унынья.

Сама себе я выбрала пейзаж,
Пусть он не свеж, как травы под росою.
Таким я вижу мир безумный наш -
Омыт дождем, как божьею слезою.

Весна сменяет зиму - ну и что?
Мне в путь идти далекий в непогоду.
С собой ношу другое божество,
Чтоб не страшиться предсказаний года.

Сегодня - солнце, завтра - облака,
И так спокойны и безлунны ночи!
Лишь вижу - чья-то сильная рука
Мои сомненья разрывает в клочья.

 

17.

Где наши аллеи, где наши ромашки,
Где солнцем сожженные летние ночи?
Где потерялись созвездия наши,
В чьих поднебесьях растерзаны в клочья?

Смех превратился в подобье улыбки,
Заняты, времени нет на беседы.
А под окном - завывания скрипки -
Кто-то когда-то был добрым соседом.

Нет, не смущают уже невезенья,
Коротко - плач, в черной туши ресницы.
Смелые взмахи сметают паденья,
Только вот перья роняют, как птицы.

Где улетевшая молодость наша?
Может, тот парусник, спящий на волнах?
Отдых прощается только уставшим -
Нужно друг друга искать в небосклонах.

 

18.

Потерялась во времени нить,
За которую крепко держалась.
Что ж теперь - по течению плыть,
Мне, гонимою ветром, осталось?

И хвататься за ветви берез,
И вдыхать этот северный воздух.
За вопросами - снова вопрос,
И ответов он требует сложных.

Где конец? Да и нужно ль искать?
Кто дарует случайные встречи?
Я плыву - на меня благодать
Вдруг снисходит, как мартовский вечер.

И не мерзну уже - все равно!
Пусть мне крылья даруют - взлечу я!
Если в стужу открыто окно,
Значит, жарко от поцелуев.

 

19.

Зайди, отдышись, отсидись,
Милый странник.
Усталость не стыд,
Отрешенность не грех.

Печаль, что таится в груди,
Лишь отрывок случайный
Бесконечных скитаний,
Трудно прожитых лет.
Ты боишься чего-то,
Или просто в смятенье?
Поделись, может чем-то
Сумею помочь.

- Я боюсь, что ворота
Необъятной вселенной
Предо мною закрывшись,
Повлекут меня прочь.

Я боюсь, что когда-нибудь
Кто-то мне скажет:
Как ты жил? Для чего?
И посмотрит в глаза.

В этом взгляде всю суть
Он вселенной покажет,
И блестнет, вместо солнца,
Роковая гроза

 

20.

Я рисую листопад
И ищу за далью света
Молчаливый старый сад
Ускользающего лета.

Ветер мой сдувает холст,
В воздухе кружатся слезы.
Не сгибаясь, в полный рост
Стонут тонкие березы.

Пахнет рыжая листва
Увяданием и дымом,
Шлет последние слова
Незаконченной картине.

Ветер ломит плоть ветвей,
Листья плачут и смеются,
Только кисточке моей
Ну никак не поддаются.

 

21. Старый Город

Посвящается дедушке Завену

Ты видишь город молодым,
Хотя ты стар уже.
Пусть будет человек седым,
Но не в душе.

У города - свои мечты,
Он их хранит.
По городу проходишь ты -
Беспечный гид.

Своих желаний и потерь
Не сосчитать.
Ты только молодым не верь -
Им трудно ждать.

В своей душе лелей мечту,
Будь верен ей -
Ту, старческую, красоту
Былых потерь.

А город…он, как ты, седой,
Он воевал.
Он видел смерть друзей, и в бой,
Как ты, бежал.

Пусть он спокоен и красив,
Но швы видны.
Ты тоже кажешься таким
Со стороны.

Но где-то в тайниках души
Хранишь печаль.
Несбывшееся - заглуши,
Хоть очень жаль.

А город… в нем не гаснет свет,
И вместе с ним
Идешь ты много, много лет
Путем одним.

 

22.

Я каждой капелькой дождя
Все глубже погружаюсь в Сену.
И, легкости не находя,
Коленом больно бьюсь об стену.

Ищу дыханья легкий путь -
С моста бросаюсь в бессознанье.
О горький вкус! Когда-нибудь
Твоим я стану наказаньем.

Не воздух - ветра кутерьма
Кидает ввысь и вниз, в тоннели.
Мне кажется - лечу сама,
И опадаю на постели.

И это вовсе не мираж,
Прищуришься - увидишь ближе
Грязь на стекле, цветной витраж -
Блеск, мишура и вонь Парижа.

 

23.

В этом маленьком городе -
Ночь - не ночь,
В этой маленькой комнате
Сны- не сны…

Дни текут, как без ветра -
В реке вода,
Ожиданья становятся
Впору годам,

Все по правилам, честно -
Покой и мир.
Жизнь была бы чудесной -
Разбавить бы.

 

24.

Да неужели ты не видишь
Руки, протянутой с мольбой?
Согнись, нагнись, вложи в нее
Свою несмелую ладонь.

Вложи монеты плоский круг,
От сердца, чисто, без обид.
И если вслед услышишь: Друг!
То знай, он правду говорит.


Подготовлено:

Предоставлено: Сара Маркарян

Публикуется с разрешения автора. © Сара Маркарян
Публикация, копирование и любое другое использование произведений без разрешения автора запрещены.

См. также:

Стихи, 2001
Поэзия Сары Маркарян на армянском | на английском

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.   Legal Notice