Литературное КафеArmenianHouse.org
Литературное Кафе на армянском языкеЛитературное Кафе на английском языке

Сара Маркарян

СТИХИ, 2004


1. Она жила не в зиме...
2. К Весне...
3. Посвящяется жертвам теракта в Мадриде
4. Танго в Городе
5. Танго
6. Бессонница
7. С каждой весною взрослее, с каждым апрелем...
8. Про хитрое лето на крыше
9. Успокойся...
10. Наступила осень...
11. Может просто взять и умереть?
12. Давай устроим праздник - я и ты...
13. Я вновь леплю из облаков дома...
14. Теку по времени в вечернем октябре...
15. Акробатам
16. Всем детям, и не только, погибшим в Беслане...


1.

Она жила не в зиме,
А в ее обрамлении снежном,
В серых окнах домов,
И в туманах, клубящихся томно.

И ходила по голой стене
Так бесстрашно и так безмятежно,
Как по саду весенних цветов -
Мотыльком среди нежных бутонов.

Город жил миллионом огней,
Умирал по ночам и рождался,
А уставшее небо порой
Разражалось метелью из пыли.

И никто не беседовал с ней,
Лишь один в ее дом возвращался
Полный месяц. Печальной игрой
Становились мечтанья о были...


2. К Весне...

Не заглядывай в окна чужие, где лета
Краски, запахи, блеск и тропический зной.
Подари ка мне лучше колье, что из света,
И духи подари, те, что пахнут весной.

Подойди к этой двери, что заперта крепко,
И открой, чтобы воздуха струи впустить.
Птица вылетит в небо, стеклянная клетка
Разобьется, и ты перестанешь грустить.

На исходе зимы, на пороге рассвета,
Там, где встреча с прощаньем сливаются в миг,
Ты подаришь мне город зеленого цвета
И росы на ладонях искрящийся блик.


3. Посвящяется жертвам теракта в Мадриде

Это не дождь идет - это небо Мадрида плачет,
Это весенний день, где пылают пожары сердец.
Кто-то убит, в мире счастия нету, значит,
В мире, скованном в пламени жгучих колец.

Это не дождь идет - это капли невинной крови,
Как лохмотья, дразнят, как обрывки несказанных фраз.
Не ругаются, молча идут, лишь нахмурены брови,
И бесслезная правда, как меч, обжигает из глаз.

Это не дождь идет... это небо Мадрида плачет...
И роса на цветах пахнет ветром соленых морей…
Если больно одним, то другие больны, не иначе -
Бумерангом летит запоздалое бремя смертей.


4. Танго в Городе

Уходит память, в красном и без слез,
И в праздник приодевшись, как богиня,
Стирает грани правды, лжи и грез,
На камне лет усевшись, шепчет имя...

А в городе никто и ни о чем
Не знает, и не спрашивает тоже,
В нем страстно, в забытьи и горячо
Танцуют танго двое из прохожих.

Им дела нет до бренности миров,
До всех скандалов, взрывов и ненастья.
Для них - лишь миг, как нить и повесть снов,
Как лишь глоток бессмертия и счастья...

А память, маску сняв, меняет цвет,
И прикрываясь беспокойством смуты,
Бредет за ними, по пятам, во след,
Чтоб отобрать бесценные минуты,

Чтоб стать одной из мертвенных теней,
Бегущих от манящих искр света...
И в танце, как в бою, боролись с ней
Два жизни, две судьбы, два силуэта...


5. Танго

На минуту в толпе - пустота,
растворяется кто-то и ждет,
а ступни в каблуке хромота
ковыляя, кружит и поет.

И глаза, словно видели свет,
пусть навеки слепы - им видней.
На стене умирал силуэт,
тень страдала, он гнался за ней

в битве танца, и болью веков
был оправдан и был осужден.
А она, в черном море цветов,
становилась частицей времен.

Пусть минута в толпе пустоты -
лишь случайный невинный каприз...
На стене умирали цветы,
вечной музыкой плакала жизнь.


6. Бессонница

Ночь отменяется – не до сна,
Звезд опрокинутых невесомость.
Мой адрес - суббота, полночь, весна.
Мой статус - бессонница, скука, бездомность.

Куртку на плечи - ключи в карман,
В сине-оранжевый свет неонов.
Дым отгоревшего дня, туман,
Пепел, спадающий с сонных балконов,

Шепот и крики, и ветра шаль,
Плечи щекочет под кроной бука
Ложных видений сплошная даль,
Глупых страданий сплошная мука.

Кто-то вина перепил, и с ног
Валится, свет проклиная белый.
В баре мужик допивает грог
И соблазняется женщиной зрелой.

Где-то захлопнулись двери, дом
Стал силуэтом абстрактной картины.
Я ж на скамье завлекаю сон
И согреваюсь бутылкой джина.


7.

С каждой весною взрослее, с каждым апрелем,
С каждым рассветом, закатом, и хлопаньем двери.
Помнишь, как мы воровали чужую сирень,
И, босиком под дождем, убегали и пели?

Помнишь?... И я не забыла, как много
Значили эти побеги с уроков убогих.
Мы исстоптали с тобою все наши дороги,
Что нам осталось - улыбки, уставшие ноги,

Вереск лиловый, растущий у старых заборов,
Запах вишни цветущей, и вкус помидоров,
И вечерняя свежесть, и много безумного вздора,
И ожидание зрелости - так далеко, и так скоро...

Знаешь, однажды, я чувствую, встретимся где-то,
Будем смеяться и петь, пусть куплет за куплетом
Нас на мгновенье вернут в то далекое лето
Где за углом - поцелуй - до свиданья - рассветы...

С каждой весною взрослее, с каждым апрелем,
С каждым закатом становится как-то темнее,
И за стеклянною старой скрипучею дверью
Кто-то стоит, босиком, с бородой и свирелью...


8. Про хитрое лето на крыше

Это хитрое лето - белые листья,
Ночи из шелка и твида - простите,
Я не могу от себя же укрыться,
Можно проведать, когда захотите.

Если решитесь - скажите под полночь,
Я приглашу своих эльфов и гномов,
Будет луна, будут скрипки и волны
Моря - асфальта, что мокрый и черный.

Звезды в бокалах - последняя мода,
Будут и пляски, и грустные песни.
Будут фонтаны из водопровода,
Будут качели из порванной сети..

Что еще нужно - на крыше, как дома,
Если любимые близко и рядом.
Хитрое лето - какая истома,
Ливнем укрывшись, как водопадом,

Выжав одежду, повесив на окна,
Ночь воспевать и не видеть угрозы.
Нежное лето - до нитки промокнув,
Стать лепестком распустившейся розы.


9.

Успокойся,
Не надо буянить,
Выдавать все за правду -
Не смей!
Ты от дури вчера,
Или с пьяну
Разговаривал
С тенью своей?

Знаешь, холодно что-то
И мокро,
Мне трава -
Далеко не постель.
Я и речи твоей
Обороты
Как-то, помнишь,
Сочла за метель?

Ладно, тише,
Ведь я не со злости,
Не легко мне одной,
Без своих.
Одиночка я...
Хочется в гости,
Но сажусь я, босая,
За стих.

И до ночи холодной,
Как майское утро,
Вся в чернилах -
Пиши, не пиши...
Ты найдешь
Послезавтра минуту -
Навести меня,
Так, для души.

Помнишь пьяниц
На белом мосту,
Что не пили, а пели?
Мне бы с ними в той песне сгореть!
Ох, какими же
Светлыми были
Помнишь, тот ученик
И мудрец?

Я? Да просто,
По-старому, маюсь.
Чую горечь
Осенних ветров.
В октябре я
Особенно каюсь
В веренице
Безумных грехов.

Ну и ты не сиди -
Время тяжко.
Нам осталась какая-то
Жизнь.
Чтоб прожить ее
Не промокашкой,
А солидно хоть как-то
Прожить.

Буду ждать.
Пусть в четверг.
Я же дома.
Мне особо гулять не дано.
Может ветра
Глухая истома
Мне ворвется
Случайно в окно.

Я пишу, я спешу
И не знаю,
Что моста того белого
Нет.
Все когда-то ходили
По краю,
Все когда-то
Давали обет.

Помни, странный -
Все станет на место.
Будут близкими те,
Кто вдали.
А пока что найди
Свое место,
И пускай догорят
Фонари...

Ты усни,
И не надо буянить.
Все, что правда -
Кому-то и ложь.
Ты от счастья вчера,
Или спьяну
С неба бросился
В желтую рожь?


10.

Наступила осень,
Тихо так и верно.
Каждый год уносит
Что-то непременно.

Мой - унес немного
Пыли, камней, грома.
Скоро - в путь-дорогу,
Может быть - до дома.

Оставлять за следом
Тех, кто крепко в сердце
Не смогу. Уеду,
Не закрывши дверцу,

За церковым садом
Листья в хороводе
Шелестят - не надо
Думать об уходе.

Нежно сад искрится
В золотом наряде.
Время, словно птица -
Где-нибудь присядет...

11.

Может просто взять и умереть?
Стать одной из многих - кто не первый.
Я сегодня выключила нервы -
Потому легко дается слово 'смерть'.

Нет, судьбе не вызов - вызов воле.
Я ее, на прочность, каждый раз.
Мне бы стиснуть зубы, чтоб от боли
Не бледнела краска, чтоб анфас

Походил на древнюю богиню
С маской-гипсом, вечной и живой.
Чтобы на коленях у святыни
Не платить, как плахе, головой.

Не о смерти думается, добрый,
Не о беспричинности тоски.
Пальцами я навожу мазки
На мигающее платье спящей кобры.


12.

Давай устроим праздник - я и ты,
Напьемся утренней росы, как детство, сладкой,
Забудем про режимы и порядки,
Прогоним страх тревог и суеты.

Останемся беспечными, как те,
Что лилий краше, в белом шелке лета.
Раз лилия так красочно одета,
И нас Он не оставит в наготе.

Он нас в ладони бережно возьмет,
Как два цветка, растущих в диком поле,
Которым ветер - признак сильной воли:
Чем больше верят, тем свирепей гнет.

Такие праздники - рождение светил,
Богатство сердца в бедноте телесной.
Он нам подаст, как милостыню, песню,
А мы ее молитвой возвратим.


13.

Я вновь леплю из облаков дома,
Мне снится запах дров и сенокоса.
А городская злая кутерьма
Мне пыль и темноту вплетает в косы.

Зову на ужин старых недрузей,
Отрывки вижу детских сновидений.
А городская злая канитель
Меня кидает в омут вязкой лени.

Пеку хлеба. Заварка - мятный чай.
На подоконнике - охапка трав полезных.
А городская дама невзначай
Коснется ставен кулаком железным...

Машину заведу - и снова стон
Печальных изб, под толстой шапкой снега.
Час, или два - езда, еда и сон.
И - в мир урбанистического бега.


14.

Теку по времени в вечернем октябре,
Ночного неба холодящий шепот
Бредет по телу дерева. Коре
Дает дрожащую, бездонную дремоту.

Касаюсь листьев - мертвых и живых,
С тоской по играм в королей и пажей...
Какие были дни! И, воплощаясь в них,
Лечу по небу ангелом бумажным.

А город временно ложится рано спать,
Его уют и запах будят мысли.
Мне утром, как и городу, вставать,
Чтоб жить опять под ритм часов и чисел.

Пусть эта ночь беззвездная пока
Меня не отпускает в сон ненужный -
Беспомощною фразою строка
Становится листком в холодной луже.

Теку. Как бесконечность. Как вода.
Счастливой кажется порой судьба скитальцев.
Иду путем, ведущим в никуда,
С бумажным ангелом, зажатым между пальцев.


15. Акробатам

Летели они. Без ошибок. Как птицы.
Порою такое лишь кажется - снится.
Летели без страха. Без мыслей. Без боли.
А мы, замирая, смотрели - не боле.

Тончайшей веревки серебряной тени
На стенах, в манеже. Дворец привидений.
Уставшие клоуны, умные звери
Смотрели, как дивные люди летели.

Казалось - метнется с качели на землю.
Но руки сцепились. И разум не дремлет.
Движение ног, как у ласточки - крылья,
Узоры тончайших материй чертили.

Глаза восхищались. Сердца замирали
У тех, кто сидел в околдованном зале.
Ладони, вспотевшие от напряженья,
Овации слали, горя в исступленье.

...Ушли, налетавшись, за занавес света,
Вопрос оставляя, увы, без ответа:
Они ль благородно для смертных летели,
Или мы, бедняки, для летевших, сидели...?

16. Всем детям, и не только, погибшим в Беслане...

Никто не оправдает, это правда,
Никто не сможет слов найти, и слез -
Пусть преступлений тяжкая громада
Обрушится на мир из шатких грез,

Сотрет все тихое, святое и простое,
Как блики солнечных лучей, как летний сад.
Сотрет и вновь уйдет, за пустотою,
За теми, кто зовет из слова "ад".

И мир покроется, как смрадом, их тенями,
Что жгут костры из тоненьких костей.
Мы ж смиримся, что жили вместе с нами
Стреляющие в маленьких детей...

 

Подготовлено:

Предоставлено: Сара Маркарян

Публикуется с разрешения автора. © Сара Маркарян
Публикация, копирование и любое другое использование произведений без разрешения автора запрещены.

См. также:

Стихи, 2003
Поэзия Сары Маркарян на армянском | на английском

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.   Legal Notice